ТО 10 САМЫХ ОПАСНЫХ НАРКОТИКОВ 15.01.2020

героин в 19 веке

Однако этот процесс вплоть до XIX века не представлял такой зловещей социальной проблемы, как, скажем, распространение и немедицинское использование героина. История употребления наркотических препаратов восходит к цивилизации шумеров, за 5 тысяч лет в конце XIX века, однако уже к году на смену морфию пришёл героин. diamorphine)) — полусинтетический опиоидный наркотик, в конце XIX века — начале XX применявшийся как лекарственное средство. Героин представляет собой. КАК РАБОТАТЬ С БРАУЗЕРА ТОР GYDRA концентрата выходит 1000 л.

Для периода классической античности начала новейшей эпохи характерен культ познаний практической медицины. Скрибоний Ларгий в собственном труде «De Compositiones Medicamentorum» 40 г. Древнегреческий доктор Диоскорид, которого считают основателем фармакологии в Европе, в книжке «Materia Medica» анализирует активность экстрактов целого растения, которые он именует «меконином», и сока капсул — «опиума».

Диоскориду приписывается и другое заглавие опиума — «дио-кодион». Продукт под таковым заглавием навечно сохранил свое значение и упоминается в «Немецкой фармакопее» в конце XIX века. Описание мед использования опиума опия встречается в тяжелой «Естественной истории» Плиния Старшего I век н.

У Цельса и остальных латинских создателей I века н. С авторитетом римского доктора Клавдия Галена — гг. Арабские докторы несколько позднее, но так же интенсивно вводят опиум и его препараты в мед практику. Абу Али Ибн Сина, узнаваемый наиболее как Авиценна — , советует опиум при диарее и болезнях глаз. Погибель Авиценны связывают с передозировкой им опиума. Невзирая на тысячелетнее внедрение снотворного мака и его препаратов, ни в одном научном трактате из перечисленных выше не упоминается о каких-то токсических действиях опиума и не дается опознавательных описаний вероятной наркомании.

По-видимому, уровень развития мед познаний того времени не дозволял в полной мере понять делему наркомании. Нужно также учесть причины религиозного и морально-этического порядка, которые регулировали взаимоотношение человека и наркотических препаратов и которые было бы очень принципиально и любопытно проследить на различных социально-экономических уровнях.

Распространение опиума в Китае. Возникновение и внедрение опийного мака в Китае отмечено в книжках по медицине, датируемых Х веком н. Длительное время опиум экспортируется в страну в основном из Индии, позднее — из Португалии. При этом до 2-ой половины ХVII века опиум ввозится только как лекарственное средство, в основном против дизентерии.

Тогда же голландцы вводят обычай добавлять в табак опиум. Голландцы считали это верным средством борьбы с малярией, китайцы же сообразили его как метод опьянения. От курения табака с опиумом до курения незапятнанного опия был один шаг: обычай курения опия привился. В стране развилось опиокурение, принявшее бедственный нрав.

В г. Несмотря на законы, Великобритания и Голландия в погоне за прибылью продолжают контрабандный ввоз в Китай большущих количеств опиума. Попытка силой защитить страну от ввоза опиума приводит к так именуемым «опийным войнам» Китая с Англией, позднее — с Францией — Поражение Китая в этих войнах приводит к тому, что он обязан был предоставить право ввоза опиума иностранным державам, опосля что опиокурение приобретает в стране еще огромные размеры.

Поражение Китая в войне с Японией в — гг. Противоопийная комиссия возбуждает перед верховной властью Китая вопросец о реформе. Ввоз опия прекращается, но это вызывает в свою очередь расцвет незаконного выкармливания снотворного мака по всему Китаю. Стремительный рост и успешное культивирование мака в стране резко снизили его стоимость на внутреннем рынке, сделали его наиболее легкодоступным для беднейших слоев населения.

В те годы, когда немедицинское внедрение опиума — опиофагия и опиокурение — уже числилось бичом государств Востока, опасность опиатов в Европе еще не была осознана. Случаи злоупотребления опийными продуктами были, естественно, и в странах Западной Европы, но « Пятницкая, На протяжении веков со времен Галена вплоть до конца XIX века опиум употреблялся как неспецифическое терапевтическое средство в виде галеновых препаратов при почти всех заболеваниях, в том числе и психологических.

Следует тормознуть на пары официальных опиумных прописях, очень фаворитных и передаваемых из поколения в поколение. Был составлен Андромахусом, доктором правителя Нерона. Его готовили на вине и меде в виде узкой пасты, состав дан в работах Галена. Такие городка, как Константинополь, Каир, Генуя, Венеция, конкурировали за ценность в производстве териака в средние века.

В XVIII веке венецианский териак, либо на жаргоне — «трикл», по популярности превзошел все остальные подобные препараты. Любопытно, что у турок есть жаргонное слово «териакиды», выражающее презрительное отношение к лицам, которые не курят опиум, а едят его Брокгауз, Эфрон, Ссылку на териак можно встретить в «Лондонской фармакопее» издания г.

По предположению Плиния Старшего, высказанному в его «Естественной истории», создателем прописи этого продукта был Филон из Тарзуса, живший в начале 1 века н. Это средство рекомендовалось при пищеварительной колике, дизентерии, эпидемия которой была в Риме во времена Филона. В британской фармакопее филониум оставался вплоть до г. Его пропись включала в себя последующие компоненты: белоснежный перец, имбирь, зерна тмина, очищенный опиум в количестве 1 гран на 36 гран массы продукта и сироп из маковых зернышек.

Наиболее поздняя опиумная пропись. В его состав входили, кроме опиума, корица, плоды кассии, ясенец белоснежный, гуммиарабик, белоснежный перец, армянская глина, камедь. В XVIII веке, когда внедрение опиатов стало так популярным, что приняло форму «семейных средств», диоскоридиум нередко прописывали грудным детям как действенное успокоительное.

Наиболее поздние фармакопейные опийные прописи соединены с именованием Парацельса — На взорах и деятельности Парацельса отразился дух ранешнего Возрождения — времени крутого конфигурации представлений во всех областях публичной жизни, науки, культуры. Выступая против слепого подчинения авторитетам старых, Парацельс выдвигал опыт как базу познания. В лекарствоведении Парацельс был известен своим учением о дозе. Им было предложено несколько фармацевтических форм опиума под заглавием «лауданум»: таблетки «лауданум Парацельса», которые на четверть состояли из опиума; «анодинум Парацельса» от anodydon — греч.

В отличие от прошлых прописей «лауданум Россо» содержал сбраживающее вещество. Этимологически слово «лауданум», может быть, происходит от латинского «Iaudandum» — нечто восхваляемое. Филологи считают, что по смыслу слово быстрее близко наименованию камедной жвачки, из которой в середине века готовили желудочное средство: «Iabdanum» либо «Iadanum». Мачт же считает, что это слово быстрее происходит от аббревиации сокращения 2-ух слов «Iaudatum opium» — красивый опиум.

Ежели следовать хронологии возникновения опиумных препаратов в фармакопеях государств Запада, то последующим опийным средством, по Вуттону , были «черные капли», появившиеся в XVIII веке. Понятно их другое заглавие — «ланкастерские» либо «квакерские» капли.

По опиумной активности такие капли в 3 раза превосходили лауданум. Его пропись сотворена известным доктором Лейденского института Ла Мотом. В «Лондонской фармакопее» г. Слово «пaрегорик» также греческой этимологии и значит «успокоительный», «утешительный».

Лауданум, парегорик, доверов порошок сохранили свое значение до наших дней и упоминаются в современных фармакопеях государств Западной Европы и США. Огромное число опиумных препаратов в фармакопеях XVI-XVIII веков, каждый из которых был рекомендован для самых различных по этиологии болезней, было не чем другим, как поиском квинтэссенции, эликсира жизни. Опиумные препараты рекомендовались при инфекционных болезнях оспе, туберкулезе, холере, дизентерии, сифилисе, коклюше , а также при водянке, подагре, головной боли, сердцебиениях, выкидышах, печеночных и почечных коликах, кашле.

Обыденным методом введения был оральный, всераспространены были также свечки из опиума, растирки, мази и пр. Опиумные препараты в психиатрии. Обезболивающее, успокаивающее седативное , снотворное действие опиума с давних пор обширно использовалось в психиатрии. Еще Теофраст назначал опиум на психическом уровне нездоровым книжка 3, гл. Парацельс употреблял опиум при разных психологических расстройствах, в том числе при маниях.

Сиденхем использовал препараты опиума для исцеления истерии и ипохондрии. Ссылаясь на авторитет Сиденхема, Шарль Рише писал в г. Докторы XVIII века обширно употребляют опиум при так именуемых спазмодических болезнях, включающих разные формы безумия, истерии, ипохондрии, конвульсивные расстройства, гидрофобию и астению. В Париже в больницах Отель Дье и Шарите лауданум в композиции с валерианой и иными лекарствами был главным средством для исцеления всех душевных расстройств.

К заслуге этих докторов можно отнести разработанную ими методику индивидуализации и контроля опиумной дозы. Тем не наименее терапия опиумом нередко продолжалась месяцами и годами. 1-ые описания опийной наркомании. В XVIII веке психиатры употребляют опиум «с умопомрачительно неплохими результатами», но конкретно в начале этого столетия возникают 1-ые научные описания наркотической зависимости.

При этом Джонс практически подошел к описанию наркомании, но не сумел оформить свои мысли в концепцию наркомании и отличить злоупотребление опиумом от злоупотребления алкоголем и никотином. Так, опосля описания признаков «длительного потребления опиума» он писал: «Нет доводов против того, что опиум калечит дух намного больше, чем вино либо пища, пресыщение которой намного опаснее».

И далее: «Зло не в самом лекарстве, а в человеке». Эдинбургский доктор Янг в г. Как и Джонс, Янг обрисовал силу опиума, но не признал опасность наркотической зависимости. Одно из первых научных описаний психотропных параметров опиума принадлежит Альбрехту Галеру — , известному философу, доктору и поэту собственного времени. Галер мучился мочекаменной заболеванием и воспринимал опиум в растущих дозах, отмечая его благотворное действие при депрессии.

Парадоксальную реакцию на опиум обрисовали в собственных работах Ганди и Симэн Крайний выявил депрессирующее действие опиума, тогда как Ганди обрисовал обратный, т. И хотя оба создателя были правы, реакция на наркотик неверно интерпретировалась ими как персональная реакция пациентов на опиум, связывалась с их конституцией, наследственностью, возрастом, дозой, но никак не с патогенезом наркомании.

Во почти всех описаниях путешествий по странам Востока нередко упоминались сумрачные картины потребления опиума, которые оправдывались традициями этих государств. Хайген, путешествовавший по Восточной Индии, одним из первых обрисовал развитие толерантности и физической зависимости: «Тот, кто привык к нему опиуму , должен принимать его раз в день, по другому он обречен на погибель либо самоуничтожение. Тот же, кто никогда не употреблял его, в случае ежели ему представится возможность принять дозу, обычную для потребляющего, умрет непременно» цит.

В воспоминаниях Крамна о странах Востока написано: « И далее: «Магометане, по-видимому, во всех 4 частях света наиболее размещены к наркомании, к потреблению опия, ежели спиртного и остальных возбуждающих напитков, что, по-видимому, обосновано их религиозными традициями» Крамп, У Крампа историки в первый раз встречаются со словом «наркомания», по-итальянски «addicted», что в те времена, по мнению Соннедекера, было равнозначно по смыслу «пристраститься к чему-либо, к какой-нибудь разновидности порока по законам древнего Рима», равносильно «плохой привычке».

В значении патологической зависимости слово «наркомания» вошло в употребление существенно позднее, когда неувязка наркомании в мед смысле переросла рамки «плохой привычки». В Европе конца XVIII — начала ХХ веков наблюдается вспышка энтузиазма к употреблению опиума и гашиша посреди творческой интеллигенции, отчасти индуцированная опиумными войнами Китая, иммиграцией обитателей Востока и Азии в Соединенные Штаты. Том де Квинси — был известен не лишь как литератор и публицист, но и как сторонник доктрины «церкви опиума», как глава данной церкви, а потом — создатель автобиографической книжки «Исповедь англичанина-опиомана» , переведенной на российский язык в г.

В Ирландии в то же время началась эпидемия эфиромании, в итоге которой было открыто явление общего наркоза. Во Франции все началось в конце 30-х — начале 40-х годов, когда французский доктор Моро де Тур по возвращении из Алжира предложил своим друзьям испытать «давамеску» — печенье из гашиша. Эффект был ошеломляющим, в особенности для группы литераторов, посреди которых был Шарль Бодлер и Теофил Готье.

Скоро был организован несколько необыкновенный клуб, узнаваемый как «Клуб любителей гашиша». Гашиш так быстро распространился в Парижском обществе, что во время Парижского восстания в году, смутьяны из студенческой среды прошли по улицам с плакатами, требуя вольной реализации конопли. Последующими событиями, которые содействовали активному развитию морфинизма в девятнадцатом столетии, историки считают Крымскую и Франко-Прусскую войны Огромное число ранений и операций, проведенных под морфиновым наркозом, содействовало популяризации морфина.

С ним стали связывать огромные надежды практические докторы. Заблуждение докторов состояло в ложном мировоззрении о том, что морфин в отличие от опиума типо не будет вызывать наркомании, так как бытовало мировоззрение, что наркомания к опиуму «обусловлена свойством желудка», а подкожная инъекция морфина типо может исключить «заинтересованность» этого органа. В США схожим же образом первую вспышку морфинизма, получившего заглавие «солдатской болезни», вызвала гражданская война, вследствие того, что морфий употреблялся как обезболивающее при суровых ранениях.

В начале девятнадцатого века наука принялась прикладывать свою руку в улучшение и улучшение «потребительских свойств» наркотиков, научившись выделять незапятнанные алкалоиды, высокоэффективные наркотические действующие элементы из растительного сырья. 1-ый шаг был изготовлен в году, когда ганноверский аптекарь Фридрих Сертюрнер сумел разложить опиум и выделить белоснежный кристаллический порошок который оказался в 10 раз посильнее опиума.

Собственный продукт он именовал в честь греческого бога сна морфием. Изобретение шприца для инъекций, изготовленное в году Шарлем-Габриэлем Правазом, открыло последующий шаг в новой истории наркотиков. Действие веществ, попадавших прямо в кровь, усиливалось в несколько раз. В гг. Альберт Ниманн выделил из листа коки алкалоид кокаин и установил его структуру.

В г. Такое «лечение» переродилось в новейший порок — кокаинизм, а в неких вариантах нездоровые становились жертвами двойной наркомании — морфинизма и кокаинизма. А в конце века в году иной германский фармацевт Генрих Дрезер, изобретатель аспирина, преобразовывая морфин, получил новое хим соединение, которое было практически в 10 раз посильнее морфия. Это был героин, сначала с воодушевлением воспринятый докторами как средство с очень широким диапазоном терапевтических способностей.

Его немедля начали употреблять для исцеления кашля, обезболивания и еще много другого. Здесь же германская компания «Bayer» наладила общее создание «обезболивающего порошка». В А. Хаффтером из мексиканского кактуса, который ацтки называли пейотль, был выделен алкалоид мескалин, а в Э.

Спат установил его хим строение и воспроизвел его при помощи синтеза. Мескалин стал первым галлюциногеном который был получен как незапятнанное вещество, доступное для исследования состояний «умственных иллюзий» и других конфигураций чувственного восприятия вызываемых хим методом. В середине девятнадцатого века в Европе и в особенности во Франции распространятся абсент — спиртной напиток настоянный на полыни.

С старых времен в медицине различных государств отвары и вытяжки из полыни использовались в разных целительных целях и в особенности действенными числились для избавления от червей, а растирания и высушенные листья применялись для борьбы с клопами и блохами.

Считается, что современный абсент родился во времена Великой Французской революции в конце восемнадцатого века, когда тыщи сторонников монархии бежали из страны. Доктор-эмигрант Пьер Ординер укрылся в западной Швейцарии, где в один прекрасный момент во время конной прогулки нашел заросли дикорастущей горьковатой полыни. Зная о ее свойствах из истории Старого Рима, доктор задумал поэкспериментировать.

Его окончательный рецепт абсента предположительно состоял из настоев полыни, аниса, фенхеля, мелиссы, кориандра и ромашки. И был назван «Зеленой феей» за свои чудодейственные характеристики. Когда доктор погиб, его домработница открыла бар, где стала продавать «Абсент доктора Ординера».

Согласно одной из версий, его как-то раз попробовали два французских эмигранта, Анри Дюбуа и его зять Анри-Луи Перно, — и так были удивлены вкусом семидесятиградусного эликсира, что открыли во Франции его создание, купив рецепт напитка у прежней хозяйки. Популярность абсента во Франции резко возросла во время французских колониальных войн в Северной Африке, которые начались в году и достигли пика в годах.

Французским военным выдавали определенное количество абсента для профилактики малярии, дизентерии и остальных заболеваний, а также для дезинфекции питьевой воды. Действие настойки оказалось так действенным, что этот напиток крепко вошел во французскую армейскую жизнь от Мадагаскара до Индокитая.

В то же время в войсках Северной Африки стали все почаще встречаться случаи параноидной шизофрении. Посреди французских колонистов и эмигрантов в Алжире тоже распространилась мода на абсент и даже арабы оценили действие и вкус настоянного на горьковатой полыни зелья. Ежели бедуин желал приобрести абсент, то ему было довольно украдкой подойти к французскому бойцу и намекнуть на то, что верблюды мучаются червями. Когда французские военные из Африканского батальона возвратились во Францию, они привезли с собой и свое пристрастие к абсенту.

Скоро «зеленоглазая нимфа» стала неистово популярной как посреди благополучной буржуазии, так и посреди парижской богемы. Великий Виктор Гюго начинал день со стакана абсента в кафе «Прокоп» и им же его завершал в кафе «Режанс», а именитый живописец импрессионист Анри де Тулуз-Лотрек, не в силах выносить разлуку с возлюбленным напиткам больше часа, носил его с собой во фляжке, вделанной в рукоять трости. Но скоро врачи заговорили и о разрушительных последствиях, что приносило с собой постоянное его употребление, способное даже вызывать галлюцинации.

Выяснилось, что содержащееся в абсенте полынное масло практически разрушает человечий мозг. Долгое употребление настойки вызывало головокружение, ослабление умственной деятельности, депрессию, сумасшествия, мужчины все почаще мучались импотенцией, у дам было все больше мертворожденных деток. Но абсент в те времена воспользовался большой популярностью во всех слоях общества. С года и до начала первой мировой войны потребление абсента во Франции возросло в 15 раз в расчете на душу населения.

Вкупе с тем «душ» этих становилось все меньше, население страны неприклонно сокращалось, все больше становилось душевнобольных, страдающих нервными расстройствами, парней, негодных к военной службе. Докторы, а за ними и муниципальные деятели забили тревогу. Еще в середине девятнадцатого века Флобер так кратко определяет свое мировоззрение о абсенте в «Лексиконе строчных истин»:.

Один стакан — и вы мертвы. Журналисты пьют его, когда пишут свои статьи. Он убил больше боец, чем бедуины. От него погибнет французская армия». Посильнее всего сопротивлялись промышленники и торговцы Франции, но и в данной нам стране создание и продажа абсента были запрещены. В большой степени конкретно «благодаря» абсенту Франция подошла к первой мировой войне не полностью приготовленной, а позднее Гитлер называл французов «вырождающейся нацией». В конце девятнадцатого века в Европе разные формы наркомании стают чрезвычайно приметным соц явлением, так присутствующим в жизни общества, что почти все выдающиеся литераторы в собственных произведениях ярко обрисовывали эту сторону жизни тогдашнего цивилизованного общества.

Началось все, пожалуй более ярко и однозначно в году скоро опосля опубликования романа Чарльза Кингсли «Alton Locke», когда публичное мировоззрение Европы совсем признало в опиуме моральное зло. А драматическая погибель актрисы Билли Карлтон в году породила сумрачные слухи о опиумной жизни Британии.

Еще один узнаваемый всем нам предмет. Напиток кока — кола. Его заглавие звучит так поэтому, что вначале в составе кофейного прохладительного напитка содержались экстракты орешков африканского дерева кола и листьев кустика коки. Конкретно тех самых, из которых добывают кокаин. Кока-колу изобрел в году в южноамериканском городке Атланта аптекарь Пембертон. При этом он находил подмену популярному тогда в Америке народному напитку.

Это напиток представлял собой вино, настоенное на листьях коки. Вино это запретили, но не из-за кокаина, а из-за сухого закона и запрещения реализации хоть какого спиртного. В те времена компания «Кока-Кола» даже на бутылочных этикетках собственной газировки изображала листья кустика коки. А жвачку и сигареты с добавлением этого наркотического растения тогда можно было приобрести в хоть какой американской лавке.

И лишь в начале двадцатого века под давлением неопровержимых фактов о вреде этого наркотика из рецептуры напитка был изъят экстракт коки. Чрезвычайно любопытно и поучительно будет разглядеть историю развития наркомании в Китае.

В первый раз возникновение и внедрение опийного мака в Китае отмечено в старых текстах по медицине, датируемых Х веком н. Длительное время опиум экспортируется в страну в основном из Индии, а с началом эры великих географических открытий — из Португалии. При этом до 2-ой половины ХVII века опиум ввозится только как лекарственное средство, в основном против дизентерии.

Тогда же голландцы вводят обычай добавлять в табак опиум. Голландцы считали это верным средством борьбы с малярией, китайцы же сообразили его как метод опьянения. От курения табака с опиумом до курения незапятнанного опия был один шаг: и скоро в Китае укоренился обычай курения незапятнанного опия. В стране развилось опиокурение, скоро приобретшее бедственный нрав.

Несмотря на законы, Великобритания и Голландия в погоне за прибылью продолжают контрабандный ввоз в Китай большущих количеств опиума. Британцы могли регулировать поступление этого наркотика на рынок. Поначалу много и дешево, позже еще больше, но уже дороже. Классическая схема «посадки на иглу», но в размерах целой китайской цивилизации.

Известный экономист Мартин Монтгомери писал: «Грязная торговля рабами была просто актом милосердия по сопоставлению с торговлей опиумом. Мы не разрушали организм африканских негров, ибо наш энтузиазм требовал сохранения их жизни и по способности здоровья. А торговец опиума сознательно убивает тело, да еще опосля того, как развратил, унизил и опустошил человека нравственно».

Начиная с года, всего за семь лет британский экспорт опиума в Китай возрос со тонн до практически 2-ух с половиной тыщ тонн. Подобные масштабы не снились ни одному из современных наркокартелей. Торговля иными продуктами практически застыла, утечка серебра из страны дезорганизовала деньги.

Миллионы китайцев, от обычных кули до царевичев, стали жертвами пагубного пристрастия. Правительство с страхом нашло, что посреди служащих Уголовной и Налоговой палат больше половины — наркоманы. Муниципальные университеты, система искусственного орошения, даже императорская гвардия разваливались на очах.

Наказания за «злоупотребление опиумом» не помогали. В конце концов, правитель отважился нанести наркоторговле суровый удар. В году в Кантоне началась повальная конфискация опиума, суда с зельем топили в море. В ответ Англия выступила «в защиту священных принципов торговли» и начала войну. Китай не выдержал комбинированного социально-экономического и военного давления и пошел на уступки.

По Нанкинскому договору года британцам были открыты 5 огромнейших китайских портов, да еще в придачу они получили полуостров Сянган, на котором выросла их колония Гонконг. Фавориты обещали прекратить торговлю отравой. Но это обещание так и осталось на бумаге. Торговля продолжала набирать обороты, и в году это привело ко 2-ой войне. Эта 2-ая опиумная война закончилась в , и по условиям Тиенсинского контракта Китай официально был обязан согласиться импортировать опиум, но мог при этом мог устанавливать огромные таможенные пошлины.

Торговля опиумом стала приносить огромные доходы казне, потому Китайские власти на некое время смирились с тяжким пороком, процветавшим по всей стране. Для бедного люда были устроены всюду особые курильни, именуемые британцами опиумными лавочками. Отличительным признаком таковой курильни служил приклеенный у ее входа желтоватый листок бумаги, служащий для фильтрации опиума.

Это и вывеска, и приглашение зайти. Внутренность курильни имеет нечто отталкивающее. Всюду расставлены переносные постели, покрытые циновками и изготовленными из травы половиками, предназначенными служить для тех курильщиков, которым, для того чтоб предаваться своим грезам, требуется горизонтальное положение. Входя сюда, вы задыхаетесь от едкого, раздражающего гортань дыма опиума».

В таковой курильне можно постоянно встретить 10-ки курильщиков со стоящими перед ними чашечками чая. Одни, с помутневшими очами и блуждающим взглядом, кажется, живут в совсем ином мире, остальные, напротив, различаются умопомрачительной болтливостью и находятся как бы под влиянием ужасного раздражения.

Лица их болезненные, бледные; глаза впалые, окруженные синяками; язык путается, ноги чуть двигаются и подкашиваются, как у опьяненных. Одни лежат, утоляя время от времени жажду чаем; остальные еще кое-как передвигаются, размахивая руками и вскрикивая. Ежели побыть некое время в таковой курильне, то можно созидать, как мало-помалу все погружаются в глубочайший сон, длящийся, глядя по количеству выкуренного опиума и натуре курильщика, от 2 до 12 часов и сопровождающийся различными сновидениями, глядя опять-таки по натуре и настроению курящего.

Просыпание от такового сна обыкновенно чрезвычайно тяжелое: голова, как свинцовая, язык побелевший и опухший, отсутствие аппетита и боль во всем теле. И вот, как пьяницы ощущают необходимость опохмелиться, так и курильщики опиума — необходимость новейшего возбуждения нервишек при помощи курения опиума. Он опять закуривает свою трубку и опять делает то же самое. И так без конца, как страдающий запоем алкоголик. В конце — концов им овладевает либо чокнутый, как в белоснежной горячке, абсурд, делающий его так небезопасным, что, к примеру, на полуострове Яве голландские власти должны были издать указ умерщвлять такового рода небезопасных для общества курильщиков, либо же его поражает паралич и схожий человек вообщем не имеет способности нормально двигаться и скоро погибает без чужого вмешательства.

Китайское правительство повсевременно боролось с массовым распространением опиума, хотя доход, приносимый государству курением, чрезвычайно велик, так как налог в курильнях взимался с каждой трубки. Китайский правитель воспринимали самые энергичные меры, чтоб одолеть это зло посреди муниципальных служащих и в армии. Китайские прогрессисты устраивали общественные чтения, писали и ставили пьесы для народа, где в сумрачных красках изображали вред опиума и ничтожный конец тех людей, которые увлекаются опиумом….

Страну просто завалили наркотиками. Опиум послужил собственного рода тараном, чтоб открыть китайский рынок для европейской торговли. Но по мере того, как европейцы становились хозяевами Поднебесной империи, они все больше понимали, что опиум орудие обоюдоострое. Английские газеты писали: «Препятствием расцвета торговли является совсем не отсутствие спроса в Китае на наши товары… Плата за опиум поглощает все серебро.

Китайцам просто нечем платить за продукцию британских фабрик». Подданные правителя, уже неспособные существовать без каждодневной дозы, сами начали возделывать опийный мак — заместо чая и риса. Дошло до того, что эти традиционные китайские продукты пришлось ввозить в страну. Поражение Китая в войне с Японией в гг. В году особый комитет, сделанный для борьбы с пороком, возбуждает перед верховной властью Китая вопросец о реформе. Ввоз опия на сто процентов запрещается, но это вызывает в свою очередь расцвет незаконного выкармливания снотворного мака практически по всей местности Китая.

Героин в 19 веке tor browser news hudra

ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЕ НАПИТКИ НОВЫЕ НАРКОТИКИ

концентрата выходит 1000 л.

концентрата выходит 1000 л.

Героин в 19 веке скачать тор браузер для виндовс 7 бесплатно hidra

Наркотики в Российской империи

Следующая статья марихуана фильм 2011

Другие материалы по теме

  • Как установить tor browser на windows phone hyrda
  • Реагент наркотики купить
  • Tor browser скачать последнюю версию бесплатно
  • Песня героина слушать онлайн бесплатно
  • Как установить tor browser на линукс hydraruzxpnew4af
  • Только зарегистрированные пользователи могут комментировать.

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *